Александр Бон: А в обычные дни — сколько хочешь, столько спи.

Piterzavtra: Много вопросов от поклонников было о самих поклонниках. Какие они в ваших глазах?

Александр Бон: Напрашиваются на комплимент? (Улыбается.) Моя аудитория — люди, объединенные общими мыслями, с которыми мы на одной волне, «едем в одной электричке», обмениваемся энергией.

Piterzavtra: На ваши концерты приходят люди разных возрастов, социальных статусов, приезжают из разных городов. Далеко не у каждого артиста, даже топового, такая сплоченная и активная аудитория. В чем секрет такого феномена, на ваш взгляд?

Александр Бон: Во мне, вероятно, есть нечто, чего я пока не раскрываю, не отдаю все сразу. Это во мне видят и ждут, а я не даю, пока балуюсь своим. Старшее поколение, наверное, видит во мне больше шансонье, ждет французскую лирику, что-нибудь душещипательное.

Я сейчас разделил эти направления: сегодня у меня авторская программа, а в декабре в Кремле как раз будет мировая классика и лирика. Билеты туда раскупили в первый день, и мы поняли, что люди этого хотят. Будем развивать оба направления параллельно.

Александр Бон интервью

Piterzavtra: Можно сказать, сегодня начинается новый этап вашего творчества: первый концерт, состоящий в основном из авторских песен. С какими эмоциями вы в него входите?

Александр Бон: Естественно, это страх. Это начало пути, тропинка, которую я буду протаптывать и пока не знаю, сколько будет ошибок. Буду идти, пока не дойду до идеального итога. Сегодня — первый блин. Что-то новое, первое. Это знаковый концерт для меня.

Piterzavtra: Вы сказали: «…Пока не дойду до идеального итога». Вы уже знаете, каким этот итог должен быть?

Александр Бон: Да, я вижу, как оно будет, как оно должно быть: все по максимуму, качественно. Сегодня приходится искать варианты, подходы к разным ситуациям.

Piterzavtra: Сколько правок может претерпеть песня? Вы быстро говорите себе: «Готово!»?

Александр Бон: По-разному. Песня «Лети» написалась очень быстро, потому что по эмоции совпало. Какие-то другие песни долго думаются. Допустим, над давнишней песней «Мечта», которую я не исполняю, думал долго, особенно над текстом. Видимо, еще нечего было сказать. Я был еще зелененький, думал, о чем бы сказать? О любви, конечно. Выдавливал, как последнюю пасту из тюбика.

Piterzavtra: Есть ли у вас среди ваших песен любимая?

Александр Бон: «Девочка рай».

Piterzavtra: Недавно состоялась премьера клипа на песню «Лети». Судя по всему, решение снять клип было спонтанным?

Александр Бон: Да. Все начиналось как фотосессия для Насти [Анастасия Сокирко — девушка Александра. — Прим. Ред.] и переросло в такую задумку. Люди захотели попробовать, я не ломался. Почему бы и нет?

Piterzavtra: А вы принимали участие в монтаже, постановке декораций?

Александр Бон: Нет.

Piterzavtra: Что сказали, то вы и делали?

Александр Бон: Если лезть и надавливать, то можно сломать то, что другой человек хотел сделать. Лучше пускай он сделает: либо ошибется, либо сделает гениально.

Piterzavtra: В прошлый раз мы с вами говорили о критике. Вы сказали, что прислушиваетесь к мнению тех, кто является для вас авторитетом. Вы уже получили какой-то отклик от этих людей на новые песни, клип?

Александр Бон: Никому еще не показывал.

Piterzavtra: Вам свойственно показывать результаты своего творчества людям, чье мнение важно для вас?

Александр Бон: Нет, я не навязываюсь никогда. У меня есть ощущение, что если я позвоню, например, Диме [Дима Билан, наставник Александра в шоу «Голос» — Прим. Ред.] и что-то спрошу, он скажет-то, что все нормально, но подумает: «Эй, чувак, ты чего? Что ты унижаешься?» Нет, я сижу, жду своего часа, момента. Может, это и плохо, но это моя правда, у кого-то другая. Кто-то ради цели готов на все, будет прогибаться, но у меня есть гордое, человеческое. Я не хочу получить славу или что-то в этом роде за чужой счет.

Piterzavtra: Было много вопросов, связанных с творческим процессом, с авторской песней. Например, что первично в вашем случае: текст или мелодия?

Александр Бон: Музыка. Сначала появляется мелодия или даже стук, ритм. Сердце подсказывает, что тебе сейчас хочется, в голове рождается первый ритм, словно гипноз. Появляется музыка, потом текст. Тексты я раньше не писал, это прорвалось недавно, так что в моей практике музыка первая.

Piterzavtra: Объединяет ли ваше сегодняшнее творчество какой-то общий посыл?

Александр Бон: Реалии, можно так сказать. Реалии сегодняшнего дня и те самые розовые очки, которые мы все с детства одеваем. Вернее, на нас их надевают, говорят, что в жизни вот так, а ты потом идешь, взрослеешь, подглядываешь, а чего-то не то совсем. Однажды тебе их могут и разбить даже. О человеке.

Про самообман, эгоцентризм, прокрастинацию, лень, про человеческие чувства. Люди извиваются, чтобы быть всегда правыми, крутыми и так далее. Это ошибочно. Больше хочется сказать про человека. Я в детстве очень хотел быть психологом или учителем, изучать человека. Мне про себя интересно не было. Я всегда, общаясь с кем-то, о нем что-то спрашивал, как, чего. Естественно, самые интимные моменты не спросишь, а так интересно.

Piterzavtra: А сегодня вы экстраверт или интроверт?

Александр Бон: Не знаю… Не скажу. Не хочу отсылать себя к каким-то категориям.

Piterzavtra: Вы сказали, что ваше творчество сегодня о человеке. У вас есть песня, которая так и называется — «Человек». Расскажите о процессе ее создания.

Александр Бон: Она тоже недолго писалась, вышла быстро. Когда я писал эти песни, был определенный запал, давший эмоции, настроение, чтобы, опять же, об этом человеке написать. Одна из его граней — любовь к деньгам, к материальному. О каких-то эмоциональных чувствах, возможно, следующее поколение, уже вообще не будет думать, потому что абсолютно все можно будет сделать за деньги. Я вас позову, заплачу вам, вы у меня возьмете интервью. (Улыбается.)

А раньше как? Приходишь, кому-то делаешь хорошее, а он тебе потом в ответ делает. И это приятнее, и это бесплатно, и это интереснее. Я в детстве, когда в деревню к бабушке ездил, всегда бегал к соседям, к друзьям помогать, например, яблоки собирал. Не знаю, почему. Мне это было интереснее и вкуснее как-то, чем у себя это делать. Потому что мультиков много пересмотрел, они воспитали меня и надели эти очки, а сейчас они бьются. (Смеется.) Понимаете?

Piterzavtra: Бьющиеся очки — это депрессивное состояние. Творить легче в депрессивном состоянии?

Александр Бон: Конечно. Все, что тебя влево, вправо шатает, это в любом случае стресс.

Piterzavtra: Многое из того, что вы пишете, лежит в столе? Или вы большую часть представляете на суд публики?

Александр Бон: Нет. Музыки очень много лежит. Текстов, на нее написанных, меньше, потому что я забрасываю. Допустим, «В сердцах» я начал писать в 2011 году, а в 2015 году написал второй куплет, такая заморозка. Я совершенно недавно увлекся текстами. Не считаю, что это прямо что-то такое, а так есть написанное.

Piterzavtra: Публика, судя по всему, ждет новые стихотворения. Будут?

Александр Бон: Будет. Знаете, стеб на реалии сегодняшние. «Бумажка» [Одно из стихотворений Александра Бона — Прим. Ред.] — это высмеивание договоренностей. Мы себя обманываем, не признаем свою неправоту, оправдываем себя. И так же другой человек. То есть нет адекватности ни в ком: ни в тебе, ни во мне, вообще ни в ком.

Piterzavtra: Норма — это…?

Александр Бон: Это сугубо твое и мое понятие. Понятие нормы, справедливости — это оценивается тобой. Для тебя норма — есть после шести, для кого-то норма — не есть после шести. Ее нет. Знаете, когда норма будет? Когда, допустим, будет царь, в руках у которого абсолютная власть надо всем. Он скажет: «Это норма», и это будет норма. А так, когда мы живем в простом мире, нормы не будет. Если один всех прогнет, тогда будет и справедливость, и норма у всех одна, как стадо. А так, нет, значит, нормы.

ОПРОСНИК ПРУСТА

На рубеже XIX и XX веков в английских салонах были популярны анкеты, раскрывающие человеческий характер и особенности мышления. (Подобные анкеты заполняли дети и подростки в 90-е годы прошлого века.) Две анкеты, заполненные писателем Марселем Прустом, вошли в историю. Его ответы до сих пор считаются самыми оригинальными. Сегодня вопросами из опросников Пруста часто пользуются журналисты, в том числе Владимир Познер. Ответы на, казалось бы, простые вопросы, дают возможность лучше узнать собеседника. Мы задали несколько вопросов Александру.

Piterzavtra: Какие добродетели вы цените больше всего?

Александр Бон: Хорошее отношение. Это и есть добродетель — любое хорошее, позитивное проявление к другому человеку.

Piterzavtra: Качества, которые вы больше всего цените в мужчине?

Александр Бон: Мужественность.

Piterzavtra: Качества, которые вы больше всего цените в женщине?

Александр Бон: Женственность.

Piterzavtra: Ваша главная черта?

Александр Бон: Не знаю.

Piterzavtra: Ваша идея о счастье?

Александр Бон: Смена мышления.

Piterzavtra: Ваш любимый цвет и цветок?

Александр Бон: Сфотографированный.

Piterzavtra: Где вам хотелось бы жить?

Александр Бон: Где захотелось бы. (Улыбается.)

Piterzavtra: К каким порокам вы чувствуете наибольшее снисхождение?

Александр Бон: Прокрастинация, лень.

Piterzavtra: Ваши любимые имена?

Александр Бон: Будущей дочери.

Piterzavtra: Способность, которой вам хотелось бы обладать?

Александр Бон: Управлять ветром.

Piterzavtra: Ваше состояние духа в настоящий момент?

Александр Бон: Подвешенное.

Piterzavtra: Ваше любимое изречение?

Александр Бон: Количество в качество. И сейчас еще я перенимаю: главное — результат. Не важно, как ты будешь достигать цели, главное — результат.

Piterzavtra: А результат кто оценивает?

Александр Бон: У тебя есть результат, ты знаешь его. Можешь сделать все за один день, а можешь за неделю, главное — результат. Но при этом ты не должен ущемлять людей.

Источник: http://piterzavtra.ru/intervyu-aleksandr-bon/